А
А
А

Основная сцена

Ломоносовский проспект, 17
+7 495 930-70-49

Малая сцена

Кооперативная 4, стр. 15
+7 499 245-62-84
Версия для слабовидящих
Купить билет

«Кто же Тёркин?»

Источник: Журнал «Страстной бульвар, 10». Выпуск №9-229/2020, 75 лет Победы.
Автор: Раздирова Евгения
Ссылка: http://strast10.ru/node/5361

Кто же Тёркин? / «Василий Тёркин» в Московском драматическом театре п/р А.Джигарханяна

В Московском драматическом театре под руководством Армена Джигарханяна задолго готовились к знаковой дате в истории нашей страны - 75-летию Победы в Великой Отечественной войне. Еще в ноябре 2019 года на Малой сцене театра состоялась премьера спектакля-фантазии «Василий Тёркин» по мотивам одноименной поэмы Александра Твардовского.

«Какая свобода, меткость, точность во всем», - так отзывался о бессмертном произведении Иван Бунин, - главный поэтический учитель юности Александра Трифоновича.

«Книга про бойца» была задумана еще в 1939 году, во время русско-финской войны, где Твардовский находился в качестве военного корреспондента. Тёркин стал сатирическим героем небольших стихотворений-фельетонов, написанных для газеты. Лишь во время Великой Отечественной, в 1942 году, после участия в самых кровопролитных сражениях автор начал работу над поэмой. Начальный период отступления, Битва на Волге, переправа через Днепр, взятие Берлина - именно эти реальные события легли в основу «Василия Тёркина». Собирательный образ героя, - веселого, неунывающего бойца, вселял надежду в тысячи людей, придавал им сил и мужества. В него верили, на него старались быть похожими. Кто знает, может этот факт стал неотъемлемой частью того, что зовется русским характером, - вместе с неустрашимостью, храбростью, стойкостью. И обязательно с юмором и оптимизмом, верой в справедливость и в сокрушительную Победу над врагом.

Легкий, похожий на русские народные частушки, запоминающийся слог сделал поэму любимой и часто цитируемой. Любой советский школьник знал наизусть целые главы.

И даже несмотря на противоречивые события последних лет, сейчас, в ХХI веке, любой уважающий себя человек продолжит наизусть после «переправа, переправа» - незабываемые, точные - «...берег левый, берег правый...» или «страшный бой идет, кровавый, смертный бой не ради славы, ради жизни на земле». И сразу ком в горле, потому что невозможно иначе. Вероятно, это именно то, что зовется генетической памятью.

Подвиг простого русского солдата на фронтовых дорогах, в непроходимых лесах, на бескрайних полях не отпускает, напоминает о себе фильмами, песнями, многочисленными поисковыми отрядами. Они до сих пор находят в земле останки пропавших безымянных бойцов. Мы не так далеко ушли от тех сороковых. И очень страшно и больно, что мир до сих пор ходит рядом с такой же большой бедой...

Когда-то казалось, что все солдаты Великой Отечественной - это взрослые и серьезные люди, которые защищали и спасали свою Родину от жестокого врага, а сейчас как-то удивительно неожиданно многим стало понятно, что тогда там, на фронтах нашей бескрайней страны, горели в танках, тонули в болотах, разлетались на куски от взрывов снарядов совсем еще молодые ребята, почти дети, которые бесстрашно шли в свои «крестовые походы» и погибали за родных и близких, за дальнейшую жизнь на земле. Именно эта мысль постоянно крутилась в голове во время спектакля «Василий Тёркин». Режиссер Андрей Крупник очень точно уловил настроение великой поэмы. Он не стал назначать одного артиста на роль героя. Иван АлексеевЕвгений МарковТимур ТихомировБогдан Илларионов и, единственный самый старший, Эдуард Двинских очень точно воссоздали тот самый собирательный образ неунывающего солдата-героя. Тёркин здесь - и командир, и рядовой, и даже генерал с забавными усами, словно слетающими с лица вместе с курительной трубкой.

Одетые в одинаковые шинели-плащи, артисты сцену за сценой разыгрывают знаменитые главы поэмы. Вот они все вместе спорят про Сабантуй, а вот уже один из них в гостях у стариков помогает точить старую пилу, другой сражается с «сытым, бритым, береженым» немцем, третий, замерзая «на постели снеговой», разговаривает с самой Смертью. В спектакле этот образ очень убедительно сыгран Ольгой Кузиной. Это действующее лицо всегда рядом - холодное, высокомерное, безразличное. Ей всё равно кого забирать - русского, немца, старого или молодого. Она с тупым упорством будто выполняет некий страшный план по поставке душ в Царство мертвых. Немного смущал наряд этой демонической женщины. Внешне очень похожий на национальный женский костюм одной из братских республик, он вводит в замешательство. Художник спектакля Алина Алимова задумала воспроизвести персонаж в образе славянской Богини Зимы и Смерти Морены. Идея хорошая, но есть некоторые сомнения относительно знаний рядового столичного зрителя - соотнесет ли он Смерть, будем честными, с мало кому знакомым славянским божеством?

На протяжении спектакля больше всего возникло вопросов именно к художнику, - и по мелочи, и на предмет оформления сценического пространства. Сцена театра очень небольшая, если не сказать маленькая, и на ней попытались уместить слишком много элементов декораций. Художник соорудил некий конструктор, складывающийся в зависимости от сцены в разные фигуры-строения. Это и ящики для оружия, и что-то похожее на противотанковые ежи, и сам танк, и переправа, и стол, и койка в госпитале, и лавка в бане, и распятие, и самолет. Пожалуй, сцена с самолетом по силе эмоционального воздействия самая мощная в спектакле. Режиссер ярко визуализировал своеобразную метафору Смерти, летящей на самолете и расстреливающей бойцов.

Спектакль получился очень выразительным, легким, подвижным (балетмейстер Илона Фоменко) и музыкальным благодаря еще и женским образам. Анна ЕфремоваОльга ДзусоваМария Железнова, Инна Лясковец «разбавляют» солдатское мужское братство своей нежностью и чистотой. Одетые в белые сорочки, они всегда рядом, мелодичными песнями и распевами отбивают каждую сцену и вносят особое настроение в ход спектакля. Получилось органично и... справедливо. Женщины всегда были рядом - и на фронте, и в госпиталях, даже незримым своим присутствием помогали мужьям, отцам и братьям преодолевать все страшные невзгоды той жестокой войны. Александр Трифонович Твардовский именно с женой делился самыми тревожными мыслями и чувствами. Именно ей присылал с фронта десятки треугольников-писем, полных размышлений о жизни и войне... «...Пока что я должен находить в себе силы для ободряющего слова, - пишет он Марии Илларионовне в октябре 41-го, - это слово, которое либо заключенной в нем доброй шуткой, либо душевностью своей согревает чуть-чуть, расшевеливает то инертное, тягостное безразличие, которое незаметно уживается в сознании усталого от боев и тягот человека. А каких слов он стоит, этот человек!»

Вера в человека, в простого солдата, в его стойкость и мужество, восхищение неожиданными подвигами день за днем вдохновляли поэта на такое масштабное произведение. Миллионы современников Твардовского, а теперь и их потомки, продолжают снова и снова изучать «Василия Тёркина», - примерять на себя, дотягиваться до него и восхищаться его внешней простотой и неисчерпаемой глубиной. И так тепло становится на душе, что совсем молодое поколение современных творцов - режиссеров, артистов, - очень хорошо понимают, про кого и для кого написаны эти «меткие» и «точные» строчки, но важнее всего, что они это всем сердцем чувствуют.

Загружаю даты

Другие события